Bellena
Show no mercy


Оскар Уайльд написал оригинальную пьесу на французском в 1891. Опубликована она была в 1893 году во Франции, а английский перевод появился в 1894. Поставить пьесу в Англии не удалось - она была запрещена, поскольку библейских персонажей нельзя было изображать на сцене. Первое исполнение состоялось в Париже в 1896 - Уайльд в это время находился в заключении. В Англии Саломея не исполнялась вплоть до 1931.

Американская экранизация Саломеи 1923 года - редкий шедевр эпохи немого кинематографа. Своему появлению он обязан двум женщинам - голливудским актрисам Наташе Рамбовой, которая выступила в качестве сценариста, художника по костюмам и арт директора, и Алле Назимовой, режиссировавшей, продюсировавшей и финансировавшей фильм - и в свои 42 года сыгравшую юную Саломею. Скорее всего, режиссером была именно Назимова, хотя она и вынесла в титры в этом качестве своего мужа Чарльза Брайанта. Впрочем, по слухам, этот брак был заключен для прикрытия бисексуальных романов Назимовой, о которых при этом все были в курсе. По слухам же по настоянию Назимовой - как дань памяти Уайльда - большая часть актеров и персонала на площадке были геями и бисексуалами.

До крайности стилизованные костюмы, утрированные действия, минимум декораций, практическое отсутствие реквизита заставляет зрителя сконцентрироваться на атмосфере фильма и на чувствах, которые испытывают персонажи, на их желаниях, которые в этом фильме подчеркнуты более выразительно, чем в оригинальной пьесе. Несмотря на сказанное выше и на то, что длина ленты составляет чуть более часа, картина оказалась совсем не дешевой - ее производство стоило больше $350,000. Все сцены снимались в павильонах, чтобы иметь полный контроль над светом. Фильм снят на черно-белой пленке, чтобы вызвать в памяти оригинальный иллюстрации Обри Бердслея, которые сопровождали первое английское издание. Для костюмов Наташа Рамбова использовала только ткани парижского дома мод Maison Lewis, например, серебряную парчу, из которой сделаны набедренные повязки стражей. Фильм насыщен неприкрытым эротизмом, подчеркнутым излишне мелодраматической, крайне стилизованной игрой актеров. Один из критиков отозвался на увиденное так: "Это скорее странный эротический сон, навеянный арт-нуво, чем кино".

Назимова вложила в фильм свои собственные средства, не подключив киностудии. В результате он был выпущен в прокат небольшим независимым дистрибьютером через несколько лет после окончания съемок. Зрители, привыкшие к фильмам, подобным Шейху, его не приняли. Потери, понесенные Назимовой, были астрономическими. Результатом был конец ее продюсерской карьеры и уход из кино в театр. Но сейчас мы в полной мере можем оценить ее новаторские для того времени идеи.

@темы: фильмы, режиссёры, маньяки, актёры